Регион: Москва

Елена Бабичева
журналист

Жизнь после инсульта возможна

Мы привычно считаем, что инсульт – это что-то, о чем не стоит беспокоиться раньше выхода на пенсию. Однако с каждым годом все больше молодых мужчин и женщин попадают в больницу с острым нарушением мозгового кровообращения. Кто-то, получив инвалидность, остается прикован к инвалидной коляске. А кто-то, как Петя, несмотря на все трудности продолжает бороться с недугом.

Петя на стадионе "Спартак", 4 декабря 2017 г.
Это случилось три года назад, Пете тогда было двадцать три года. Лето, дача, выходные. Парень помогал маме по хозяйству – передвинуть, принести, вскопать. Самые обычные дачные дела, которыми он занимался каждые выходные. И вдруг ему стало нехорошо, лицо онемело с одной стороны. «Пчела что ли ужалила», – еще подумал он, но мама, испуганная зловещей неподвижностью, которая охватила не только лицо, но и одну руку, уже набирала номер «скорой».

«Мы ждали-ждали… они, наверное, не очень долго ехали, но мне казалось, что прошла целая вечность, – рассказывает мама Татьяна Юрьевна, – а Пете тем временем все хуже и хуже. Когда они приехали, он уже был без сознания».

В больнице после экстренной компьютерной томографии врач произнес страшные слова: «Геморрагический инсульт». При инсульте время играет определяющую роль. В первые два часа последствия кровоизлияния можно существенно снизить, однако в реальности уложиться в этот срок очень сложно. Пока разбирались, что делать, подписывали документы об отказе от ответственности, ждали реанимобиль, продирались по пробкам – драгоценное время было упущено. К моменту доставки в институт нейрохирургии им. Бурденко Петя впал в кому.

В ходе операции стало ясно, что причиной инсульта стала мальформация. Это врожденная патология сосудов головного мозга. Она может никак не проявлять себя в течение всей жизни. Однако в некоторых случаях мальформация приводит к страшным последствиям в виде мозгового кровоизлияния. В случае с Петей произошло именно это. Результат: паралич левой стороны тела, кома.

Три недели Петя провел в реанимации на искусственной вентиляции легких, а затем еще два с половиной месяца – в стационаре. И наконец – возвращение домой.

Инсульт в России занимает второе место в структуре смертности – почти полмиллиона случаев в год. Каждые полторы минуты случается новый приступ. Около трети пациентов погибают, многие из тех, кому удается выжить, навсегда остаются инвалидами. Среди последствий инсульта – не только повреждение двигательных функций, но и нарушения речи, письма и чтения. Нередко у пациентов ухудшается память, снижаются когнитивные способности.

О современных возможностях восстановления после инсульта, увы, сегодня знают очень мало. В итоге нередко пациенты и их близкие попросту опускают руки – и пациент оказывается на всю жизнь прикован к кровати или инвалидной коляске.

Между тем, помочь человеку после инсульта можно. Для этого понадобится целый комплекс реабилитационных мероприятий с участием логопеда, ортопеда, невролога, психолога. Часто необходима бывает специализированная терапия, например, лекарственная с нейропротекторным действием назначается, чтобы снизить риск повторного инсульта и развития деменции.

К выписке Пети из стационара родные подготовились, как могли. Приобрели медицинскую кровать, гигиенические средства для ухода, друзья помогли установить поручень вдоль коридора, а дальше… дальше наступило отчаяние.

Врачи спасли жизни, но что теперь делать со спасенной жизнью дальше, семья не знала. И начался долгий и тяжелый процесс реабилитации.

С помощью инструктора по лечебной физкультуре Петя заново учился базовым навыкам: сидеть, держать ложку, ходить. Поначалу получалось плохо, настолько плохо, что в минуты отчаяния хотелось все бросить и перестать пытаться.

У мамы тоже порой кончались все силы – и физические, и моральные. И все же… Татьяна Юрьевна собрала все документы и оформила сыну инвалидность. Затем обратилась в ТЦСО (Территориальный центр социального обслуживания) и добилась для Пети курса реабилитации.

«На начальном этапе просто катастрофически не хватало информации — куда обращаться за помощью и с чего начинать реабилитацию, – вспоминает Татьяна Юрьевна. – Мы буквально по крупицам собирали необходимую информацию – то в разговорах с врачом, то что-то услышали от других пациентов. Сейчас есть сайт Nevrohelp.info, где все подробно написано про инсульт, и информацией с которого мы активно пользуемся, а первое время было очень трудно».

Тем не менее, постепенно в голове сложилось более-менее четкое понимание, выстроилась карта действий, которые предстояло предпринять.
Благотворительные фонды. Фонд «Православие и мир» оплатил один курс реабилитации, Фонд по борьбе с инсультом «ОРБИ» помог организовать занятия с психологом и собрать средства на оплату еще одного реабилитационного курса.

Сложность в том, что в реабилитации не бывает резких прорывов. Это движение вперед даже не по сантиметру, а по миллиметру в день, причем не всегда поступательное: два шажка вперед, один назад. Иногда это движение вперед совсем незаметно. Не впасть в отчаяние молодому человеку помогла его мама – необыкновенно сильная, терпеливая и верящая, что они все преодолеют. Вместе с сыном они проделали титанический труд, чтобы вернуть молодому человеку не только возможность хоть как-то двигаться, но и возможность дальнейшей полноценной жизни.

Сейчас, спустя три года после той катастрофы Петр все еще передвигается в коляске. И все же прогресс налицо – многое из обычной повседневной жизни ему стало доступно. Он встречается с друзьями. А недавно даже побывал на футбольном матче, где ему посчастливилось не просто наблюдать за игрой любимой команды, а стать одним из участников матча.

Встав с инвалидной коляски и сделав пару шагов на глазах у более чем 40 тысяч зрителей, Петя символическим ударом по мячу открыл встречу между непримиримыми соперниками.

Для человека, который еще недавно мог двигаться, присутствие на футбольном поле стало символом победы над инсультом, свидетельством того, что при огромном желании можно добиться поставленной цели. Кстати, любимая команда Пети в тот вечер тоже победила.

«Я рада, что сын не остался в изоляции, – говорит его мама. – Для него многие сферы стали доступны. И, уверена, и остальные двери еще откроются».
Назад к списку постов

Наверх